• янв 24, 2022

Комментарии к нормативным актам по вводу в эксплуатацию ядерных установок

 

georgii gavrilenko 927

Автор: Георгий Гавриленко, член научно – аналитической секции УкрЯО

Преамбула

9 декабря 2021 года на заседании Кабинет Министров Украины дал негативную оценку деятельности главы Государственной инспекции ядерного регулирования Украины (ГИЯРУ) Григория Плачкова. Одной из множества причин такого решения называлась необоснованная задержка ввода в эксплуатацию ЦХОЯТа по вине ин-спекции.

13.12.2021. На сайте OpenMind вышла публикация члена коллегии Госатомрегу-лирования О.Кошарной в защиту г-на Г.Плачкова, в публикации также отмечалось нарушение руководством ГСП «Чернобыльская АЭС» ядерного законодательства Украины.

15.12.2021 Распоряжением Кабинета Министров Украины Г. Плачков был уво-лен с должности главы Госатомрегулирования в связи с получением негативной оценки по результатам оценки служебной деятельности в 2021 году.

18.12.2021. На YouTube опубликовано интервью бывшего главы Госатомрегули-рования г-на Н.Штейнберга, в котором он обвиняет руководство Минэнерго в нарушении ядерного законодательства Украины, а также в нарушении междуна-родных конвенций, принятых Украиной по ядерной энергии, во время ввода объек-тов по хранению отработавшего ядерного топлива в эксплуатацию на площадке Чернобыльской АЭС.

16.11.2021. В журнале «Энергобизнес» № 46 (1239) от 16.11.2021 опубликована статья члена коллегии Госатомрегулирования О. Кошарной, в которой подвергнуто критике руководство НАЭК «Энергоатом» за нарушения ядерного законодатель-ства Украины при рассмотрении возможности строительства новых энергоблоков на площадке Хмельницкой АЭС по технологии АР1000.

Это несколько случаев, когда противостояния между Минэнерго, НАЭК «Энер-гоатом» с одной стороны и Госатомрегулированием с другой стороны «выплесну-лись» наружу, то есть профессиональные отношения вылились в публичные.

Противостояние между инспектирующими органами и подконтрольными орга-низациями, априори, должно быть, но оно должно быть конструктивным и направ-лено на благо, а не на ущерб общему делу.

Что стало причиной противостояния в данном случае?

Из опыта ввода АЭС в эксплуатацию в бывшем СССР, в Украине известно, что одной и самой главной причиной противостояния во взаимоотношениях регулятора и администрацией АЭС, является неудовлетворительное качество нормативной до-кументации по ядерному регулированию, которое позволяет сторонам толковать одни и те же требования по-разному.

Насколько верно это предположение - представлено на примере обзора норма-тивной документации ядерного регулирования по вводу в эксплуатацию ядерных установок.

light 2021 08 20 CSVYAP 9

1. Из истории приемки в эксплуатацию ядерных установок в Украине

Опыт ввода в эксплуатацию ядерных установок в Украине ограничивается вво-дом в эксплуатацию 15 энергоблоков АЭС, сухого хранилища отработавшего ядер-ного топлива (СХОЯТ) на площадке Запорожской АЭС, объектов обращения с радиоактивными отходами на площадке Чернобыльской АЭС.

В СНиП III-3-81 излагались требования к процедурам оформления окончания стро-ительно-монтажных работ, передачи систем и оборудования для проведения пуско-наладочных работ, передачи систем и оборудования в эксплуатацию. Также в этом документе излагалась структура управления процессом ввода объ-екта в эксплуатацию (рабочие подкомиссии, рабочая комиссия, государственная приемочная комиссия, группа руководства пуском, которая назначалась согласно отраслевому нормативному документу ПБЯ-04-74 «Правила ядерной безопасности атомных станций»).

В этом же документе излагались обязанности участников сооружения объекта и руководства вводом его в эксплуатацию. Обязанности подразделений и должностных лиц на конкретных АЭС по вводу энергоблоков в эксплуатацию определялись распоряжениями руководства АЭС, как по производству работ, так и по подготовке соответствующей приемо-сдаточной документации.

Обращается внимание на то, что в составе СНиП III-3-81 имелся раздел 5 «Осо-бые условия приемки в эксплуатацию объектов, строительство которых осуществ-ляется по иностранным лицензиям, на базе комплексного импортного оборудова-ния и на основе компенсационных соглашений и контрактов с фирмами капитали-стических стран», то есть в советском нормативном документе предусматривалась возможность сооружения объектов по иностранным проектам (лицензиям) и с при-менением оборудования зарубежной поставки.

Забегая вперед, следует отметить, что в украинском ядерном законодательстве не рассматривается участие в строительстве АЭС на территории Украины компани-ями других государств и это еще одна из возможных причин противостояния меж-ду НАЭК «Энергоатом» и Госатомрегулированием.

light 2021 08 20 CSVYAP 1

Особенностью заключительного акта приемки энергоблока в эксплуатацию со-гласно СНиП III-3-81 было то, что после того, как работоспособность была под-тверждена на уровне мощности 30…40%, рабочая комиссия составляла документ под названием «Акт рабочей комиссии о готовности законченного строительством объекта для предъявления государственной приемочной комиссии». Форма акта являлась частью СНиП III-3-81. В решении рабочей комиссии указывалось – «счи-тать принятым от Генерального подрядчика и готовым для предъявления Государ-ственной приемочной комиссии (объект)» и далее следовало - «сдали»: представи-тели Генподрячика (подписи); «приняли»: представители Заказчика (подписи).

Отсюда вопросы - до этого момента (до подписания акта рабочей комиссии), кто эксплуатировал объект, кто нес ответственность за безопасность работы объекта?

Опыт ввода в эксплуатацию атомных энергоблоков до распада СССР показал, что нормативный документ СНиП III-3-81 содержал ряд принципиальных недостатков, вследствие чего документ претерпел несколько переизданий. Согласно СНиП III-3-81 производился ввод в эксплуатацию и других объектов инфраструктуры АЭС, например, СХОЯТ на Запорожской АЭС.

2. Действующие документы по приемке в эксплуатацию ядерных установок, законченных строительством

В настоящее время процесс приемки в эксплуатацию ядерных установок опреде-лен двумя нормативными документами:

  • «Требования к организации и порядку ввода АЭС в эксплуатацию» НП 306.5.02/3.076-2003, введенный в действие Приказом Госатомрегулирования № 108 от 21.08.2003 года.
  • Постановление КМУ № 461 от 13.04.2011 года (актуализирован 15.09.2021 года). «Вопросы принятия в эксплуатацию законченных строительством объектов».

Примечание:при вводе в действие указанных двух документов не произведена отмена СНиП III-3-81 и его поздних модификаций, также этот документ не числится в перечне дей-ствующих в Украине.

xaes

3. Обзор документа НП 306.5.02/3.076-2003 «Требования к организации и по-рядку ввода АЭС в эксплуатацию»

Ниже изложены комментарии общего порядка к документу, содержание которых показывает, что документ должен быть основательно переработан.

3.1 Сферой действия настоящего документа является процесс ввода в эксплуата-цию только энергоблоков АЭС, то есть данный документ не распространяется на иные объекты, входящие в категорию ядерных установок, соответственно, не рас-пространяется на объекты хранения отработавшего ядерного топлива, сооружае-мые на площадке Чернобыльской АЭС.

3.2 После ввода в действие настоящего документа 21.08.2003 года его корректи-ровка не производилась, в связи с изменениями основных нормативных докумен-тов:

1) Закон Украины «Об использовании ядерной энергии и радиационной безопас-ности» (с 2003 года внесено более 30 изменений);

2) Закон Украины «О разрешительной деятельности в сфере использования ядерной энергии» (внесено шесть изменений).

3.3 Настоящий документ разработан без учета требований нормативных доку-ментов по ядерному регулированию:

1) «Общие положения безопасности атомных станций» НП 306.2.141-2008;

2) «Условия и порядок выдачи отдельных письменных разрешений на виды ра-бот или операций на этапах ввода в эксплуатацию, эксплуатации и снятия с эксплу-атации» НП 306.2.090-2004;

3) «Основные положения обеспечения безопасности промежуточных хранилищ отработавшего ядерного топлива» НП 306.2.105-2004;

4) «Положение о перечне требований по форме и содержанию документов, ко-торые подаются для получения лицензии на проведение отдельных видов деятель-ности в сфере использования ядерной энергии» НП 306.1.185-2012

5) «Положение о перечне документов, которые подаются эксплуатирующей ор-ганизацией для получения лицензий на осуществление деятельности на отдельном этапе жизненного цикла ядерной установки» НП 306.2.197-2015;

3.4 В настоящем документе, как отмечено в пункте 1.1, учтен зарубежный опыт ввода АЭС в эксплуатацию согласно документу МАГАТЭ 50-SG-04 (процедуры ввода АЭС в эксплуатацию), однако, документ 50-SG-04 был заменен в 2014 году документом SSG-28 «Ввод в эксплуатацию атомных станций», корректировка до-кумента НП 306.5.02/3.076-2003 не производилась;

3.5 Согласно структуре, содержанию настоящий документ разработан на основе СНиП III-3-81 «Приемка в эксплуатацию законченных строительством объектов. Основные положения», в котором структура управления вводом блока в эксплуата-цию включает рабочие подкомиссии, рабочую комиссию, государственную прие-мочную комиссию, что является рудиментом советской системы управления вво-дом объектов в эксплуатацию. В настоящее время структура управления экономи-кой изменилась и поэтому должна быть иная структура управления вводом блоков в эксплуатацию.ю, державну приймальну комісію, що є рудиментом радянської системи управління введенням об'єктів в експлуатацію. Зараз структура управління економікою змінилася і тому повинна бути інша структура управління введенням блоків в експлуатацію.

3.6 Настоящий нормативный документ не учитывает положения Закона Украины «О технических регламентах и оценке соответствия» в части испытаний оборудо-вания иностранной поставки на соответствие украинским нормам качества.

3.7 Изложение настоящего нормативного документа построено таким образом, что обязанности и ответственность за ввод энергоблока в эксплуатацию распреде-лены между двумя инстанциями – эксплуатирующей организацией (лицензиат) и администрацией АЭС, то есть Госатомрегулирование распределил функции по вво-ду блока в эксплуатацию между ЭО и администрацией АЭС, что является наруше-нием Закона Украины «Об использовании ядерной энергии и радиационной без-опасности».

В Статье 32 Закона сказано, что «Лицензиат несет всю полноту ответственности за радиационную и физическую защиту, и безопасность ядерных установок…»

В нормативном документе НП 306.2.141-2008 в пункте 5.2.6 сказано, что «ЭО назначает администрацию АЭС, назначает в установленном порядке её руководи-телей, определяет их квалификацию, полномочия и обязанности».

Отсюда следует, что распределение прав, обязанностей и ответственности по вводу энергоблоков в эксплуатацию между ЭО и администрацией АЭС является функцией ЭО, а не Госатомрегулирования.

Таким образом Госатомрегулирование превысил свои полномочия при разра-ботке нормативного акта НП 306.5.02/3.076-2003.

4. Обзор документа - Постановление КМУ № 461 от 13.04.2011 года (актуа-лизирован 15.09.2021 года). «Вопросы принятия в эксплуатацию законченных строительством объектов»

Настоящий документ устанавливает общие требования по вводу объектов в экс-плуатацию. В число объектов, на которые распространяется действие настоящего Постановления, входят как гражданские, так и промышленные объекты. В Поста-новлении отсутствуют ссылки на то, что сооружение АЭС не входит в сферу дей-ствия этого документа.

Согласно пункту 3 настоящего документа приемка в эксплуатацию законченных строительством объектов класса последствий СС3 (к которому относятся ядерные установки) осуществляется на основании акта готовности объекта к эксплуатации посредством выдачи соответствующими органами государственного архитектурно-строительного контроля сертификата.

В самом документе отсутствует понятие «приемка в эксплуатацию», вместо этого понятия введено понятие «подтверждение готовности объекта к эксплуатации», что соответствует зарубежному опыту. Эксплуатация законченного строительством объекта осуществляется при получении лицензий (разрешений) от соответствую-щих контролирующих органов, уполномоченных КМУ.

light 2021 08 20 CSVYAP 48

5. Из опыта ввода блоков в эксплуатацию АЭС «Тяньвань» в Китае

Ввод блоков в эксплуатацию осуществлялся согласно нормативному документу HAD 103/02. Основным документом, определявшим ход работ, была программа ввода блока в эксплуатацию, которая включала распределение обязанностей и от-ветственности между участниками ввода блока в эксплуатацию (монтажные, пус-коналадочные организации и эксплуатация), меры безопасности, структуру управ-ления процессом ввода в эксплуатацию, а также поэтапные перечни испытаний (опробований).

По каждому испытанию в программе ввода приводились номер процедуры, условия испытаний, приемочные критерии.

Программа ввода была передана регулятору. Регулятор рассмотрел программу ввода, выдал замечания. По каждому замечанию был дан пространный ответ. После этого была осуществлена защита программы вода блока в эксплуатацию. Защита осуществлялась командой от администрации АЭС в составе 12 человек. Столько же было специалистов от регулятора. Защита осуществлялась в течение одной недели. Это были дискуссии по разным вопросам, дополнительным и уточненным требова-ниям.

Китайский регулятор разделил испытания на три категории:

1) испытания, которые проводятся с разрешения регулятора, в присутствии пред-ставителя регулятора, отчет по испытанию передается регулятору;

2) испытания, которые проводятся с уведомлением регулятора, отчет по испыта-ниям передается регулятору;

3) испытания прочие, которые проводятся без уведомления регулятора и отчеты не передаются регулятору.

Таким образом, производство испытаний осуществлялось по мере готовности соответствующих систем. Как таковое разрешения на подэтап А1 не выдавалось. Не было разрешения на начало работ на подэтап А2 – было разрешение на заполнение, разогрев 1к и гидравлическое испытание 1к.

Например, испытания промконтура ответственных потребителей (обеспечиваю-щая система безопасности) и распределение подачи охлаждающей воды на потре-бители, осуществлялось без уведомления и согласования с регулятором, но отчет по результатам испытаний был передан регулятору.

Подъем давления в защитной оболочке при ее испытании на прочность и плот-ность проводился с разрешения регулятора, в присутствии специалистов регулято-ра. Все операции по подъему давления, снятию данных по давлению, температуре, напряжениям, перемещениям проводились под контролем представителей регулятора. Отчет был представлен регулятору.

Такой подход к организации испытаний позволил исключить потери времени на получение разрешений.

ри испытании систем получали результаты трех видов:

1) соответствующие проекту – составлялся отчет и испытания считались зачтен-ными;

2) несоответствующие проекту, но удовлетворительные согласно технологиче-скому процессу (процессам) – составлялся отчет о неожидаемых (unexpected) ре-зультатах, вносились изменения в техническое обоснование безопасности, испыта-ния считались зачтенными;

3) несоответствующие проекту и неудовлетворительные технологическому про-цессу – составлялся отчет о несоответствии проекту, вносились изменения в про-ект, производилась модернизация системы, проводились повторные испытания, по первому испытанию отчет не составлялся.

По результатам испытаний в иных особых случаях после их проведения состав-лялся Brief Report (короткий отчет - протокол) в котором излагалась суть прове-денных испытаний, предварительные результаты. Например, на первом блоке производились измерения вибрации элементов ими-татора ТВС. Отчет по расчетам на вибропрочность элементов имитатора ТВС, рас-смотрение результатов китайской стороной, согласование с регулятором потребо-вало около шести месяцев, объем отчета составил более 400 страниц. В протоколе (Brief Report) испытаний было указано, что испытания выполнены в полном объеме, максимальная вибрация элементов не превышала установленную величину, кото-рая приводилась в процедуре испытаний, как один из приемочных критериев. Такой подход позволил приступить ко второй ревизии оборудования практиче-ски сразу после расхолаживания реакторной установки.

6. Из опыта ввода в эксплуатацию АЭС «Ловииза» в Финляндии

В 70-е годы прошлого века в Финляндии одновременно сооружались две АЭС – одна на западном побережье «Олкилуото» при технической поддержке Швеции и «Ловииса» в юго-восточной части при технической поддержке СССР.

Это были первые АЭС в Финляндии и, согласно заявлению руководителя рабо-тами по вводу АЭС «Ловииса» в эксплуатацию, финские власти использовали аме-риканское ядерное законодательство. Для каждой системы были разработаны программы испытаний. Каждая про-грамма включала ряд испытаний, достаточные для подтверждения ее предназначе-ния согласно проекту.

Каждая процедура испытаний включала цель, приемочные критерии, меры без-опасности, дополнительные средства измерения и материалы, методику работ и об-работки данных

Отличительной особенностью было то, что в процедуре в разделе «Записи» со-держались заготовленные таблицы (не образцы, а таблицы) для фиксации контро-лируемых параметров, а также чистые листы для фиксации всякого рода событий и явлений, которые сопровождали испытания. Сюда же вклеивались распечатки па-раметров и графики самописцев, то есть все результаты фиксировались в процеду-ре испытаний.

В процедуре имелся раздел «Заключение». После испытаний, если это было необходимо, то расчеты производились на ли-стах, которые подклеивались в процедуру, в разделе «Заключение» производилась итоговая запись о соответствии проекту.

Заполненная процедура являлась отчетом. Специально отчеты по испытаниям не составлялись. Разрешение на этап предпусковых испытаний не оформлялось. Индивидуальные испытания систем производились по мере их готовности, в это время на некоторых системах производились монтажные работы.

Некоторые испытания производились с разрешения регулятора, например, ком-плексные испытания систем безопасности (одновременная работа всех систем без-опасности, включая спринклерную, при имитации большой течи 1к), испытание за-щитной гермооболочки на прочность и плотность, заполнение, разогрев и гидрав-лическое испытание 1к и другие, влияющие на безопасность.

Перед заполнением и разогревом 1к составлялся рапорт о готовности систем и оборудования к данному этапу, который представлялся регулятору. Таким же образом составлялись рапорты о готовности систем и оборудования к загрузке топлива, к выводу реактора в критическое состояние и пр.

Заключение

1. В украинском нормативном ядерном законодательстве отсутствуют норматив-ные акты, регулирующие процесс ввода в эксплуатацию хранилищ отработавшего ядерного топлива, объектов переработки и хранения радиоактивных жидких и твердых отходов, а также иных объектов инфраструктуры АЭС. Данное обстоятельство позволяет Госатомрегулированию осуществлять, так называемое «ручное регулирование», то есть выдвигать новые и новые претензии, требования, многие из которых не обоснованы, часто несвоевременные, которые дезориентируют персонал подконтрольных объектов, являются причиной противо-стояния, что и привело к инциденту на совещании в КМУ 09.12.2021 года.

2. Нормативный акт НП 306.5.2/03.076-2003 «Требования к организации и по-рядку ввода АЭС в эксплуатацию» составлен на основании устаревшего документа советской эпохи СНиП III-3-81 «Приемка в эксплуатацию законченных строитель-ством объектов. Основные положения» без учета изменившихся условий управле-ния экономикой, качеством, безопасностью. Документ построен некорректно, что позволяет как инспекции, так и персоналу подконтрольных организаций манипулировать требованиями. Например, требования пунктов 1.3 и 9.4.

В пункте 1.3 сказано, что «Настоящий нормативно-правовой акт является обяза-тельным для исполнения всеми юридическими и физическими лицами, которые осуществляют деятельность по вводу АЭС в эксплуатацию». В пункте 9.4 сказано, что «Требования к объему, форме и содержанию отчетной документации устанавливаются в соответствии с положениями нормативно-правовых актов». С одной стороны, настоящий документ требует исполнения, перечисленных всех требований, а с другой стороны, эти требования не конкретизированы – о каких нормативно-правовых актах идет речь – непонятно.

3. Документ НП 306.5.2/03.076-2003 разработан без учета требований нормативных актов ядерного законодательства, перечисленных в разделе 3, а также не подвер-гался корректировке в течение 18 лет после ввода его в действие, вследствие чего он не соответствует действующим нормам ядерного регулирования Украины..

4. Требуется разработка нового нормативного акта по вводу ядерных установок в эксплуатацию, включая объекты инфраструктуры, с учетом требований действую-щего ядерного законодательства Украины, перечисленных выше комментариев, а также зарубежного опыта, например, Regulatory Guide 1.68 Initial Test Programs for Water-cooled NPP (RG 1.68 Программы первоначального испытания атомных стан-ций с реакторами, охлаждаемые водой).

Новый документ должен отражать положения Постановления КМУ № 461 от 13.04.2011 года (актуализирован 15.09.2021 года). «Вопросы принятия в эксплуа-тацию законченных строительством объектов», а также содержать конкретные ссылки на иные нормативные документы с указанием наименования, кода, раздела, главы пункта.

Сфера действия нового нормативного документа должна включать ввод энерго-блоков, хранилищ отработавшего ядерного топлива, объектов переработки и хра-нения жидких и твердых радиоактивных отходов и других объектов ядерных уста-новок.

light 2021 08 20 CSVYAP 164

5. В новом нормативном акте должны быть представлены:

  • структура, содержание и требования по изложению программы ввода;
  • структура, содержание и требования по изложению программ и процедур ис-пытаний отдельных систем;
  • структура, содержание и требования по изложению отчетов, протоколов по испытаниям, время, в течение которого они должны быть представлены после испытания;
  • процедура приемки систем из монтажа в наладку, с учетом требований по определению готовности;
  • процедура внесения временных изменений в программное обеспечение управления системой для проведения испытаний и восстановления после ис-пытаний;
  • процедура допуска наладочного персонала к испытаниям;
  • процедура формирования задания по производству испытаний на текущие сутки.

6. В новом нормативном акте должно быть ограничено количество согласующих под-писей в программах, процедурах, отчетах в количестве не более четырех, как это было при вводе в эксплуатацию энергоблоков 1 и 2 Запорожской АЭС.

7. В новом нормативном акте должна быть учтена возможность использования зару-бежных лицензий, зарубежных проектов, оборудования и особенно средств кон-троля и управления, как это предусмотрено Законами Украины «Об использовании ядерной энергии и радиационной безопасности» и «Технических регламентах и оценке соответствия».

8. Новый нормативный акт по вводу ядерных установок в эксплуатацию должен быть построен из условия, что ЭО несет полную ответственность за все работы на дан-ном этапе. Распределение ответственности между ЭО и администрацией АЭС должно осуществляться внутренним документом НАЭК «Энергоатом».

 

Оставить комментарий

Make sure you enter all the required information, indicated by an asterisk (*). HTML code is not allowed.