• нояб 3, 2017
  • 0

Дискриминация и преференции от НКРЭКУ

За первые девять месяцев этого года производство электроэнергии всеми электростанциями государственного предприятия Энергоатом выросло на 4,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

При этом доля ядерной электроэнергии в производстве электроэнергии в отдельные дни этого года достигала рекордных 65-68%.

Рост доли ядерной электроэнергии в общем объеме производства последние три года связан в первую очередь с военными действиями. С 2014 года сложилась такая ситуация, что нужно все время экономить уголь для создания запаса на осенне-зимние сезоны. И уже в августе 2014 года атомные электростанции производили 60% электроэнергии в стране.

До 2014 года искусственно создавались диспетчерские ограничения для работы АЭС, т.е. генерации более дешевой атомной электроэнергии, и давались преференции компании ДТЭК, которая принадлежит Ринату Ахметову. Высокая доля атомной электроэнергии в общем производстве позволяет сдерживать цены на оптовом рынке электроэнергии. За 9 месяцев в структуре энергорынка электроэнергия атомных станций составила 58%, понятно, что удержание низкого тарифа для АЭС позволяет сдерживать среднеоптовую цену.

На сегодня у НАЭК Энергоатом дискриминационный тариф – 48 копеек. В то время как в среднем для компаний тепловой генерации это 1,5-1,6 грн без НДС. Даже у Укргидроэнерго, тоже государственной компании, из-за того, что они взяли много кредитов для достройки гидроаккумулирующих станций Днестровской и Каневской, у них тариф выше – порядка 80 копеек. При этом у них нет топливной составляющей. То есть в тариф гидроэнергетиков входят кредиты. А украинские атомщики вынуждены проводить модернизацию и продление сроков эксплуатации АЭС за счет кредитов ЕБРР, и брать кредиты в коммерческих банках для покрытия кассовых разрывов. При такой тарифной политике Национальной комиссии регулирования электроэнергетики и коммунальных услуг инвестиционная составляющая в тарифе Энергоатома снизилась до 7%, в то время как в других странах с АЭС он находится на уровне 16%. О каком развитии отрасли, новом строительстве может идти речь, когда не хватает средств в тарифе для повышения безопасности?

При этом ядерное топливо Энергоатом всегда покупал и покупает за валюту. Тариф для АЭС не увеличился пропорционально инфляции гривны. И получается, что доля ядерного топлива в тарифе у нас уже стала свыше 50%, хотя обычно она была в пределах 25-30%. В то же время мы видим, что тариф для тепловых электростанций привязали тоже к валюте, что неправильно. В частности, уголь, который добывался в основном в Украине, в том числе газовой группы, и антрацит. И дивная формула в 2016 году появилась Роттердам+. Уголь отечественной добычи привязали к валюте введением этой скандальной формулы. Появление формулы объяснялось необходимостью создать условия для диверсификации поставок угля. Однако, по итогам 2016 года, и по итогам 9 месяцев этого года ясно, что цель и не достигнута и ее не собиралась достигать всем известная компания ДТЭК.

НКРЭКУ в 2015 году принял решение о пятиэтапном повышении цен на электроэнергию для населения с целью избавления от перекрестного субсидирования. Это явление, когда население или льготные категории потребителей (водоканалы или государственные шахты), платят не рыночную цену (среднеоптовую), в тоже время эта недоплата ложится на предприятия, которые платят за потребленную электроэнергию гораздо выше, в зависимости от класса напряжения. С начала 2017 года оно составляло 4,7 млрд грн в месяц, в октябре составило почти 3 млрд грн. Получается, что пятиэтапное повышение цен для населения не сняло проблему перекрестного субсидирования. Хотя, если население потребляет больше 100 киловатт-часов в месяц, то платит уже 168 коп за 1 Квт-час, это уже рыночная цена получается. Таким образом, публично заявленная НКРЭКУ цель повышения цен на электроэнергию для населения достигнута не была. И одной из причин этого стало введение пресловутой формулы Роттердам+ для ТЭС, работающих на угле.

В 2010 году Украина подписала 10-летний контракт с российской компанией ТВЭЛ на поставку ядерного топлива. Текст контракта конфиденциальный. Я знаю только то, что там предусмотрена доля для американского ядерного топлива Westinghouse. Это порядка 30%. Поэтому пока не закончится срок контракта, а это будет 2020 год, мы обязаны выполнять этот контракт, чтобы избежать штрафных санкций со стороны российской компании. На сегодняшний день доля ядерного топлива производства Westinghouse уже достигла 30%. Что касается последующих лет, то сейчас только две компании в мире производят ядерное топлива, подходящее для реакторов ВВЭР советского дизайна. И сохранять конкуренцию между ними выгодно, чтобы оптимизировать цены на поставки ядерного топлива и создать условия для их технологического соревнования.. Вопрос только в долях, какие доли будут у этих двух компаний после 2020 года. Но несмотря на ситуацию с войной, для того, чтобы Westinghouse потом не стал монополистом, все-таки долю российского ядерного топлива в балансе следует сохранять.

Сейчас для Энергоатома очень важно реализовать проект строительства Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива от ЮУАЭС, РАЭС и ХАЭС . У нас уже есть одно хранилище для отработавшего ядерного топлива, которое функционирует на площадке Запорожской АЭС (самая крупная в Европе атомная электростанция, 6 энергоблоков). Строительство его было связано с тем, что в 90-х годах по российскому законодательству нельзя было ввозить отработанное ядерное топливо на длительное хранение в Россию из других государств. И тогда построили сухое хранилище отработанного топлива на Запорожской АЭС, которое успешно эксплуатируется уже почти 15 лет. Это позволяет экономить до $40 млн в год.

В июле этого года правительство приняло Энергетическую стратегию Украины до 2035 года. Сейчас НАЭК Энергоатом проходит этап продления срока эксплуатации на 10 лет каждого энергоблока, который уже отработал 30 лет. Но это не означает, что через 10 лет мы не продлим его еще на 10. Пока есть время, нам надо задуматься, как развивать атомную энергетику, и как будут замещаться мощности энергоблоков, которые нужно будет выводить из эксплуатации. А для развития нужны инвестиции. И НКРЭКУ должна предусматривать их в тарифе в достаточном объеме, пока не заработал в полном объеме закон о рынке электроэнергии, когда Энергоатом сможет заключать двухсторонние договора по цене, которая устраивает компанию, и НКРЭКУ, наконец, не будет диктовать условия.

Ольга Кошарная директор по вопросам информации и связей с общественностью ассоциации Украинский ядерный форум

Оставить комментарий

Make sure you enter all the required information, indicated by an asterisk (*). HTML code is not allowed.